Cалтанат Рахимбекова: ЗЕЛЁНАЯ ЭКОНОМИКА НА ПЕРЕПУТЬЕ – ЧТО ЖЕ ВПЕРЕДИ?

#ЦУР2030Казахстан #cisc2020

#qogamgov #ПроектЦПГИ

#КоалицияЗаЗеленуюЭкономикуРазвитиеG-Global

#ОбщественныйИнститутЦУР2030Казахстан

#Expo&Women

ЗЕЛЁНАЯ ЭКОНОМИКА НА ПЕРЕПУТЬЕ – ЧТО ЖЕ ВПЕРЕДИ?

Сегодня, 30 мая, исполняется ровно 7 лет со дня принятия Казахстаном «Концепции о переходе РК к зеленой экономике».
Хочу высказать свои личные замечания, в т.ч. критические, по поводу её реализации.
Это актуально, потому что План мероприятий Концепции был представлен только до 2030 года и было поручение обновить Концепцию.
Хотя я считаю, что нужна не концепция, а программа на третью пятилетку, причём с окупаемыми инвестициями в целые отрасли, как это сделала с показательным успехом Южная Корея.
При этом в программе нужно отразить задачи и индикаторы ЦУР-2030, так как 15 из 17 целей ЦУР связаны с зелёной экономикой. Стоит также острый вопрос о продолжении (или завершении?) Программы Партнерства «Зеленый Мост», на которую было потрачено огромные ресурсы и политические усилия. О стыковке её с мегапроектом «Один пояс- один путь», который Китай объявляет «зелёным». В новом документе о зеленой экономике это должно быть отражено.
В этом году предстоит принять национальную климатическую стратегию для реализации Парижского соглашения. И все это тесно связано друг с другом.
Хотя в течение последних двух лет тормозится разработка новой редакции Концепции, наверное, это и неплохо, потому что вначале нужно обновить Экологический кодекс и дождаться изменений глобальных трендов после преодоления глобальной стагнации, вызванной пандемией короновируса. Дождаться, каков будет объявленный Европейским Союзом Новый Зелёный Курс, направленный на восстановление экономики после пандемии. Как заявляет ГенСек ООН Гуттереш, после пандемии нужно не возвращаться к старой экономике, а переходить к новому экологичному укладу.
Уже ясно, что значительно снизится влияние нефтяной индустрии на мировую экономику, рентабельность её упала и нужно срочно развивать новые «зелёные» отрасли для компенсации снижения бюджетных доходов государства.

Концепцию 2013 года можно считать следствием и некой урезанной проекцией глобальных инициатив Казахстана – Глобальной энергоэкологической стратегии, Программы Партнерства «Зеленый Мост», выставки Экспо-2017 (решение о которой было принято в декабре 2012г.). Без такой внушительной международной политической поддержки это было бы невозможным в стране, традиционной ориентированной на сырьевую экономику и не способной быстро осваивать инновации.

Так, в 2010г. Казахстан занимал первое место в мире по удельному показателю выбросов парниковых газов на единицу ВВП,
https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30950626), а в 2018г. по данным Международного энергетического агентства, из 143 стран Казахстан по уровню энергоемкости ВВП занимал 119 место.
И дело не только в технологических проблемах предприятий, не охотно заморачивающихся на замену грязных технологий. Загрязнение среды строго пропорционально и низкой дисциплинированности и экологическому сознанию казахстанцев, прежде всего «мусорной» культуре, привычке кидать мусор не только на природе, улицах но и на своей лестничной площадке. Примером экологической и бережливой культуры в мире являются немцы и японцы.

Концепция является больше политическим и декларативным документом, или даже протоколом о намерениях, потому что план мероприятий по реализации до 2020г. не финансирования, привлечение каких-либо традиционных международных займов.
Документ поэтому не является не концепцией и не программой, в нём нет новых принципов хозяйствования и даже понятийного аппарата. Нет определения «зелёного» финансирования, экологи-ориентированного бизнеса, экосистемных услуг, экономики биоразнообразия, природного земледелия, экологизации налогообложения, экопоселений, устойчивых городов, низкоуглеродного технологического уклада, углеродных следов жизнедеятельности и многого другого.
Нет перечня «зелёных» отраслей, видов бизнеса и профессий и анализа их экономического потенциала, несмотря на огромные природные ресурсы страны.

Концепция совершенно уступает по качеству ранее принятой и успешно реализованной Программе «Жасыл даму» на 2010-2014 годы, направленный на «зелёный рост», что в международной терминологии примерно эквивалентно зеленой экономике. Непосредственно в тексте программе есть 209 основных мероприятий и вспомогательных научно-изыскательных работ- 38, все они с финансированием.
Обычно все подобные документы высокого реформаторского накала в Казахстане разрабатываются при активном и официальном участии межправительственных организаций, потому что для них нужны эксперты высокого уровня различной специализации. Но здесь они не были привлечены, хотя ПРООН, ЕС, Всемирный банк, ЕБРР, АБР и др. явились помощниками в инициативах зеленой экономики всё текущее десятилетие.

Каковы же итоги? План весьма амбициозных мероприятий до 2020г. из 119 пунктов чересчур перегружен, в результате чего выполнен примерно только на несколько процентов.
Правительство также не дало отчета о том, сколько денег потрачено на проекты в рамках Концепции. А ведь дословно «Совокупный размер инвестиций, необходимых для реализации Концепции до 2050 года ежегодно в среднем составит около 1% ВВП ($3-4 млрд)».

Задача снижения водопотребления на душу населения на 15% к 2020г. не выполнена. Задача создания 400 тысяч новых рабочих мест в сельскохозяйственной индустрии не выполнена, тем более что к зелёной экономике относится только органическое сельское хозяйство, еще очень слабо развернутое в Казахстане. Из них планировалось 50 тысяч рабочих мест создать за счет тепличных хозяйств. Не выполнено.
Для задач создания «зеленых» профессий и рабочих мест не выполнено следующее мероприятие «Внести предложения по обеспечению подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов «зеленой» экономики в рамках потребностей работодателей по программе Дорожной карты занятости 2020» (п.20 Плана мероприятий).
«Повышение квалификации финансовых учреждений по оценке зеленых проектов в агросекторе» очень важно, но кто этим занимается и в каких банках, неизвестно.
Стоит на мёртвой точке очень новаторская задача создания административно-правовую базу для стимулирования развития Контрактного Фермерства (contract farming)- демонстрационных хозяйств с передовыми зелеными технологиям и крупными иностранными инвесторами, с долгосрочными соглашениями для оптовых и розничных покупателей продукции

Проблема реализации Концепции заключается также в отсутствии межведомственной координации.

Каковы основные достижения?
В 2015г. принят Закон о производстве органической продукции, хотя механизмы его реализации не отработаны.
Успешно осуществлен переход на аукционные механизмы закупа электроэнергии ВИЭ, создан единый расчетный финансовый центр при KEGOC для покупки электроэнергии ВИЭ.
Отдельно внесены изменения в законы «Об электроэнергетике» и «О поддержке ВИЭ».
В столице организован и разворачивает свою деятельность Международный Центр зеленых технологий и инвестиционных проектов.
При МФЦА создан Центр зелёных финансов (https://aifc.kz/).
Поставлена задача довести долю возобновляемых и альтернативных источников энергии в общем балансе энергопотребления к 2020 году до 3%. В конце 2019г. эта доля достигла 2,3% за счет выработки 2,4 млрд киловатт-часов. Рост за 2019г. составил 77%.
Однако по прогнозу Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК, выработка электроэнергии объектами ВИЭ составит 3,6 млрд кВт/ч в 2020 году, 5 млрд кВт/ч — в 2021 году и 5,5 млрд кВт/ч — в 2022 году.
Важным индикатором была такая планка: «До 2020 года ожидается снизить энергоёмкость ВВП страны на 25% и не менее чем в два раза – к 2050 году». Задача близка к завершению. С 2008г. по 2018г. энергноёмкость ВПП снизилась на 18%.

За последние несколько лет выбросы попутных нефтяных газов в факелах сократились в несколько раз.
Завершается предусмотренная к 2020г. газофикация Акмолинской и Карагандинской области. Начато использование электромобилей и гибридных автомобилей в Алматы и Нур-Султане.

В Плане меропритияй Концепции, п. 29-31: «Внести предложения по доступным приоритетным тепличным технологиям», механизмам стимулирования и потенциала тепличного бизнеса. Эта задача реализована в Центре зеленых технологий «Arnasay».

В Стратегическом плане развития Казахстана до 2025г., принятом в феврале 2018г., отражены весьма много инициатив для зелёной экономике. Это разделы «Политика 6. Зеленая экономика и охрана окружающей среды», Инициатива 2.8 «Развитие зеленых технологий» и др. Но вместе с тем план мероприятий по их реализации отсутствует.
Сейчас в Мажилисе Парламента РК находится подготовленный правительством проект нового Экологического Кодекса, в котором заложены следующие важнейшие механизмы зеленой экономики. В том числе перевод государственного экологического контроля на принцип наилучших доступных технологий.
Он разрабатывается под стандарты ОЭСР, которая во главу экологической политики ставит зелёную экономику. Важно, чтобы в нём был механизм реализации правила стопроцентного направления местных экологических платежей на приоритетные «зелёные» местные и национальные проекты, чтобы были созданы реинвестиционные экологические фонды по примеру Польши и Чехии, чтобы был обозначен институт «зелёного» финансирования, о котором сказано мимолётом в Стратегическом плане до 2025г. (который сейчас поручено пересмотреть).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *